Внешэкономбанк - версия 3.0

Смена руководства Внешэкономбанка привела к серии сообщений о необходимости сокращения вдвое уже было сокращённого, но вновь рекрутированного персонала, о необходимости изменения бизнес модели Банка с тем, чтобы оказывать определяющее влияние на реализацию проектов развития новой шестилетки, о необходимости вернуть утраченные за два года позиции в координации деятельности институтов развития по достижению этой цели. Как-то в течение недели вдруг выяснилось, что в предыдущий период никакой с помпой разрекламированной новой модели деятельности не сложилось в реальности.

Внешэкономбанк призван быть активным долгосрочным инвестором в реализации заявленных целей развития страны- здравоохранение, образование, транспорт, городское развитие, цифровизация:
•    Активный- это значит сфокусированный на ключевых направлениях инвестирования и формирующий проекты в этих направлениях;
•    Долгосрочный- это значит реализующий проекты с длительным сроком окупаемости, экономические и финансовые риски которых неразрывно связаны со способностями Банка к координации экономической политики государства для нивелирования рисков.
При этом мы понимаем, что сохраняются ограничения на деятельность Банка по привлечению финансирования на внешних рынках или по привлечению финансирования на внутреннем рынке за счет работы со средствами предприятий и населения. Иными словами, роль должна быть больше за те же деньги.

Какие принципиально новые подходы и инструменты деятельности должны возникнуть у Внешэкономбанка для его реинкарнации на стратегической высоте Воздвиженки между Кремлем и Белым домом?

1.    Не содействие, а лидерство в развитии: Банк занимается не содействием инициаторам проектов, а финансирует сформированные при его участии и под его цели и форматы долгосрочные проекты по приоритетным направлениям инфраструктурных отраслей, определенных в Указу Президента.

Способность Банка стать активным долгосрочным инвестором ключевым образом зависит от реформы деятельности его наблюдательного совета.

Дизайн форматов участия Банка в развитии приоритетных отраслей требует согласования отраслевых подходов к привлечению внебюджетных инвестиций и инвестиционной политики Банка. Например, невозможно развивать здравоохранение с участием Банка, если  отрасль до последнего времени ориентируется только на бюджетное финансирование  капитальных вложений, да экспериментирует с парой федеральных концессий. Верно и обратное, вместо голосования ногами (как ВЭБ 2.0 сделал, негативно оценивая инвестиционный климат и отказываясь от инвестиций в ЖКХ), в рамках наблюдательного совета необходимо учитывать требования Банка и рекомендовать изменения в отраслевой политике развития.

Из контролёра и верховного правителя Банка наблюдательный совет, состоящий из ключевых старших членов Правительства и Администрации, должен стать ещё и организатором изменений в отраслевых инвестиционных политиках, которые позволили бы сочетать их с инструментами Внешэкономбанка. Иными словами, наблюдательный совет должен стать штабом реформ инвестиционной деятельности в приоритетных отраслях с использованием внебюджетных средств и лоббистом интеграции в эти реформы инструментов Банка.  Примерно так первоначально строилась попытка синхронизировать НТИ и перезапуск ВЭБ-Инноваций.

Стать таким штабом потребует заимствования Банком практик и подходов ЦСР и Аналитического центра при Правительстве по мобилизации экспертного сообщества для комплексной разработки экономической политики в отраслях, т.к. аналитика Банка в виде самостоятельного макроэкономического градусника экономического роста явно недостаточна для заявленной лидерской роли.

2.    Лидерство в развитии может быть экономно достигнуто за счет большей роли в управлении рисками, организации на основе этой роли коллективной инвестиционной деятельности. Банк в перспективе должен быть больше не столько банк, а Фонд фондов. Тогда Банк (как это было в ВЭБ 1.0 и ВЭБ 2.0) не занимает для финансирования проектов на рынке под свой высокий кредитный рейтинг государственной корпорации, как делал ранее и как могут делать и делают многие государственные корпорации, компании и федеральные и региональные автономные учреждения, а участвует в качестве якорного инвестора в инвестиционных фондах акционерного и долгового финансирования по приоритетным направлениям инвестиционной деятельности под управлением частных компаний и с привлечением в такие фонды частных инвесторов.

Отметим, что один из крупнейших и старинных долгосрочных инвесторов и институтов развития, который с охотой сотрудничает с РФПИ,- это французский банк развития Caisse des Depots et Consignations, который работает именно капиталом, продав в какой-то момент свою долю во французском Сбербанке. Ресурсами такого участия выступают пенсионные сбережения государственных служащих, средства со спецсчетов нотариусов, специальные долгосрочные сберегательные депозиты населения, размещаемые через банки-агенты.                                  

Следует также отметить, что фабрика проектного финансирования- это едва ли не единственный действительно новый шаг ВЭБ 2.0, предполагающий большую роль Банка в управлении рисками. В фабрике Банк принимает на себя часть рисков одного крупного проекта следом за государством, работает при этом своим капиталом, сформированным опять-таки за счёт государства, снижает риски и доходность для долгового финансирования из коммерческих источников.  

Такие инструменты должны расширяться, чтобы поддерживать риски ликвидности, рефинансирования и процентных ставок при реализации долгосрочных проектов (за горизонтами 15 лет), в том числе имеющих массовый повторяющийся характер (например, дороги, больницы, ТБО, комплексное городское развитие- концессии, ГЧП, муниципальные займы, займы автономных учреждений и т.п.), содействовать формированию новых финансовых рынков для инфраструктуры как это сделал АИЖК 1.0 для ипотечного рынка и вовлечь в финансирование инфраструктуры не только крупнейшие государственные банки, но и меньших по размеру инвесторов.

3.    Банк должен перепозиционироваться-  он должен перестать быть долговым рычагом для крупных капиталов, а наоборот, стать их сберегательной кассой и инвестиционным управляющим, реструктурируя сложившееся со времен залоговых аукционов распределение  крупного капитала по отраслям и бизнесам (по крайней мере в инфраструктуре транспорта, энергетики и коммунального хозяйства, связи и ИТ, медицины и фармацевтики) в более мобильную и диверсифицированную структуру, позволяющую уйти от рисков санкций, открыть возможности для институциональных инвесторов (НПФ), ограничить проблемы неэффективной передачи в наследование. Например, упомянутый CDC является вторым по объёму вложений крупнейшим инвестором в акции французских компаний, входящих в индекс CAC40.

Как такая целевая модель выглядела бы на практике?

Деятельность Банка и управляющих компаний фондов с его участием будет похожа на деятельность РВК, РосНАНО, и РФПИ. Можно даже сказать, что модель предполагает покрыть зарекомендовавшими себя моделями поддержки прямых инвестиций инфраструктуру, здравоохранение и образование со всей спецификой и масштабом их функционирования:

•    В стране будет сформировано 10-15-20 (позже их возникнет и больше) управляющих компаний крупных фондов прямых инвестиций (сформированными в российской юрисдикции для работы в рамках законодательства об инвестиционных товариществах (ДИТ), допускающими очень гибкие и нерегулируемые финансовые структуры, аналогичные международным LLP). Принципиальное отличие использования законодательства о ДИТ для создания фондов от моделей РосНАНО и РФПИ заключается в том, что управляющие компании изначально частные ( а не в процессе приватизации как в РосНАНО или государственные как в РФПИ);
•    Управляющие компании фондов будут созданы партнерскими профессиональными командами, сочетающими экспертизу и репутацию, - компанией будут владеть только те, кто в ней работает, развивает бизнес и руководит деятельностью, и только пока работает. Так, например, стала трансформироваться А1. Такой подход позволит абсорбировать амбициозные и квалифицированные кадры, высвобождающиеся в связи со сменой поколений (например, в результате недавней смены Правительства, изменений в ВЭБ 1.0 и ВЭБ 2.0) или в результате трансформации тех же Сколково или РосНАНО, или вследствие неминуемого даунсайзинга в Базэле или Ренове.;
•    Одна компания может управлять несколькими фондами - например, за последнее время мы всерьёз ведём переговоры про инфраструктурный фонд для развития автомобильных дорог, фонд для развития здравоохранения, фонд для развития малого и среднего бизнеса по переработке пластмасс, фонд по развитию операторов инфраструктуры, фонд для развития арендного жилья, фонд возрождения промышленности в малых и средних городах Центральной России, и т.д. В такие фонды могут упаковаться и плохие активы, и средства для их реструктуризации, и действующие компании для обмена на участие в новых проектах за счёт привлекаемого свежего капитала;
•    Банк (через специализированную зависимую организацию - фактически Банк 3.0) выступает в качестве управляющей компании Фонда инфраструктурных фондов. Фонд фондов формируется как за счет вложений государства, ФНБ (в прямой своей функции поддержки рисков инвестиций НПФ), Пенсионного фонда, возможно новых источников (как у CDC).   Фонд фондов будет якорным инвестором инфраструктурных фондов (до 20% их капитала) и входить в их инвестиционные комитеты. Их инвестиционная политика и регламенты будут сформированы с учетом целей и требований Банка. Банк принимает решения об участии в фондах, одобряет их инвестиционную политику, содействует привлечению инвесторов из числа крупных капиталов, НПФ, новых МФО и иностранных инвесторов, участвует определяющим образом в принятии решений инвестиционными комитетами по результатам работы управляющих компаний, оценивает эффективность их деятельности;
•    В число инвесторов фондов, в том числе, входят крупные капиталы (олигархи). Они переложили свои капиталы из вертикального владения крупными компаниями в портфельные инвестиции ключевых фондов по направлениям инвестиционной деятельности, которые кажутся им перспективными. Для них это крупнейшая реформа со времён приватизации и залоговых аукционов. В каждом таком фонде у одного из них не может быть более 20%;
•    Инвестиции размещаются в фонды по принципу commitment- раньше, чем сделка одобрена, обещанные деньги, в том числе государственные, в фонд не переводятся. Управляющие компании заряжены на результативность инвестиций- они зарабатывают от деятельности, а не процентов на мертвый капитал. Каждый фонд работает до 15 лет, в течение которых надо разместить деньги, получить эффект и выйти с прибылью. Если отрасль требует большего срока участия, в рамках действующего законодательства это решается через создание последующего фонда. Эффективность деятельности фондов оценивается по портфелю вложений;
•    Политика управления рисками в Фонде фондов и в самих фондах формально не регулируется Центральным банком или Базельскими конвенциями. Для такой политики существуют очень проработанные методики, которые Банку легко внедрить как часть своей политики участия. Таким образом, применительно к организации долгосрочных инвестиций Банк сможет разрабатывать и транслировать требования к диверсификации инвестиций, концентрации проектов,  способам хеджирования, уровню кредитного рычага. Такие подходы вырабатываются в рамках международного сотрудничества G20, D20 и ОЭСР, в рабочие группы и органы которых по этой теме Банк должен вернуться. Что особенно важно для инфраструктуры, в рамках таких требований Банк сможет определять/согласовывать характер договорных отношений и качество регулирования в проектах развития инфраструктуры, которые фонды будут формировать и финансировать. Последнее сейчас пытается делать Сбербанк в коммунальном хозяйстве.
•    Наличие обратной связи с государством через наблюдательный совет позволят Банку и фондам получать поддержку государства не только и не столько в денежных средствах, но и в учете проектных рисков инвестирования в национальные проекты в решениях по макроэкономической политике, структурным изменениям, контроле эффективности государственного и муниципального управления. При этом в отличие от фабрики Банк даёт деньги фондам и через них в проекты не в долг дёшево, а в капитал и дорого, отражая адекватно стоимость принятых им рисков развития и покрывая за счет этого возможные убытки по портфелю;
•    Управляющие компании, получая плату за управление, самостоятельно ведут деятельность по реализации своей инвестиционной политики, формированию проектов, определению условий выхода из проектов. Инвестиционные команды получают шанс на зарабатывание крупного состояния и переход в категорию инвесторов в случае успеха инвестиционной деятельности управляемых ими фондов (за счёт платы за успех).

Для самого Банка в работе через обособленные организации нет особой новости- так уже создавались с 2011 г. ряд его специализированных зависимых организаций- Фонд Дальнего Востока, Корпорация развития Северного Кавказа, РФПИ, некоммерческий Фонд моногородов, некоммерческий Фонд ВЭБ Инновации (первая версия),  ФЦПФ.  Но в данном случае речь идёт не о создании большого количества ДЗО и разбрасывании компетенций, скорее компетенции должны быть сконцентрированы в Банке и сфокусированы на эффективной работе с партнёрами по миссии развития. Именно деятельность таких партнеров и становится инструментом реализации миссии Банка. Ключевыми компетенциями Банка становятся способности по организации коллективной инвестиционной деятельности:
•    оценка команд управляющих компаний, предлагаемых ими инвестиционных политик и регламентов,
•    продвижение приемлемых способов внебюджетного финансирования развития приоритетных отраслей,
•    содействие в привлечении средств институциональных инвесторов в фонды с его участием,
•    участие в управлении рисками долгового финансирования долгосрочных проектов, связанными с экономической политикой и исполнением контрактных обязанностей государства (ликвидность и рефинансирование, процентная ставка по привлекаемому долгу, платежные обязательства публичных контрагентов)
•    оценка эффективности развития.
В этом случае Банк не выполняет роль министерства внебюджетных инвестиций, а скорее становится своего рода центральным комитетом профессиональных инвестиционных команд в инфраструктуре - со всеми отличиями и степенями свободы их инвестиционной политики, но направленных на достижение одной главной и общей цели развития страны.

Участие в управлении рисками оказывается более эффективным направлением использования средств Банка. Непосредственная экспертиза и ответственность по генерации и отбору проектов, соответствующих инвестиционной политике фондов, организации управления проектами уходит к управляющим компаниям фондов и покрывается за счёт платы за управление, которая платится не только Банком, но и другими инвесторами в фонды. Банк тогда становится существенно более компактной организацией, особенно по мере упаковки прежних активов в специализированные фонды.